О грядущих изменениях в сфере обращения с отходами

Наталия Нехлебова, корреспондент журнала «Огонек» провела беседу с замминистром природных ресурсов и экологии Ринатом Гизатулиным, который рассказал о планах, возможностях и истинном положении дел в сборе и переработке отходов.

— Что сможет привлечь бизнес и инвесторов в "отходную" отрасль?

— В новом законопроекте установлен целый набор таких мер. В первую очередь появляется финансирование, которого сегодня не хватает и которое поможет сделать бизнес рентабельным. Как работает механизм? Например, в стоимость одной банки кока-колы будет включен утилизационный сбор, включающий затраты на ее переработку в металлический квадратик, который можно повторно использовать. Других экономических мер, кроме как взимание денег с населения, не существует. Либо государство доплачивает на утилизацию из бюджета, который формируется из платежей населения, либо население напрямую оплачивает услуги.

— Как эти деньги будут перераспределяться?

— Пока это не определено точно. Они могут поступать в бюджет, в государственный фонд или напрямую компаниям, которые заняты утилизацией. Или на программы по обращению с отходами субъектам Федерации.

— Видимо, все производители на несколько копеек повысят цены на свои товары?

— Производитель может и сам заняться утилизацией. Мы же не предлагаем в отношении всех ста миллионов бутылок, которые выпускаются в оборот в Российской Федерации, вводить утилизационный сбор. Мы же понимаем, что отрасли сейчас просто нет. Поэтому утилизационный сбор будет вводиться поэтапно. Пока производители должны будут утилизировать минимальный процент от выпущенных бутылок.

— Но все-таки цена будет повышаться или нет?

— Безусловно, ведь в стоимость услуги и товара будет включена последующая затрата на утилизацию. Но компания не заинтересована, чтобы ее продукция по цене проиграла конкуренту.

— Что обеспечит загрузку мусороперерабатывающих заводов, если захоронение дешевле сейчас, чем мусоропереработка? Инвесторы надеются на запрет захоронения без переработки.

— Запрет на захоронение отходов нельзя назвать экономической мерой. Но, если он вступает в силу, безусловно, предприятие, которое производит эти отходы, начинает думать, что с этим делать.

Можно построить завод, но у инвестора должна быть гарантия, что к нему этот мусор повезут. Чтобы эта гарантия была, нужна единая схема перемещения отходов на территории субъекта Российской Федерации. И вот это все в законе наконец-то закрепляется. Таким образом, у субъекта Российской Федерации появляется право определить: сколько новых объектов на его территории появится, какие это объекты (сортировка, полигоны или мощности по более глубокой переработке). После составления программы и схемы перемещения отходов можно приглашать инвесторов. Инвестор, в свою очередь, рассчитывает на средства утилизационного сбора, иначе бизнес не рентабелен. Получается замкнутая система. В некоторых регионах уже действуют такие инвестиционные проекты: Астраханская, Ярославская, Нижегородская, Калужская, Липецкая области. Но опять-таки предприятия по глубокой переработке отходов там не строятся — невыгодно. Но за счет инвесторов строятся вполне приличные полигоны с первичной сортировкой.

— Значит, запрета на захоронение без переработки не будет?

— В законе есть норма, которая позволяет правительству установить список продукции, запрещенной к захоронению. Но сейчас мы не можем просто взять и запретить. Вот мы запретим захоронение зажигалок. А где их перерабатывать? Заводов по переработке таких видов отходов в России нет. Соответственно, как только появляется хоть одно предприятие, которое способно перерабатывать тот или иной вид отходов, мы запрещаем захоронение. Все поэтапно.

Читать далее

Последние новости в рубрике: