Один день снежной зимы с егерем Мамонтовского заказника

Это зимой в крае проходит акция «Спасём косулю!». Инспекторам по охране окружающей среды на ООПТ краевого учреждения «Алтайприрода» в это время приходится работать в особом режиме. Повсеместно в заказниках края они пополняют (как принято говорить у егерей – «заряжают») кормушки овсом и сеном, укатывают снегоходом дороги для передвижения копытных и проверяют, нет ли на охраняемой территории нарушителей.

Лоси могут добраться до подкормочных площадок без особых проблем, а вот косули вязнут в глубоких сугробах. К тому же эти животные устроены так, что им необходимо много двигаться, а в условиях нынешней многоснежной зимы это очень проблематично.

Если высота снега косуле по брюхо, то она ослабевает постепенно и угасает: остановилась, легла и больше не встала. А пробитые снегоходные дорожки дают ей возможность выжить. По ним она может спокойно передвигаться и не вязнуть в снегу.

Как выглядит работа инспектора по охране окружающей среды на ООПТ изнутри, узнали журналисты телекомпании «Катунь 24» и газеты «Природа Алтая». Забегая вперед стоит отметить, что на снегоходах они провели весь день и вернулись в Мамонтово только на закате.

Гостей встречал Владимир Шевченко – главный в Мамонтовском заказнике. Вместе с Владимиром Алексеевичем и Алексеем Астаниным (директор КГБУ "Алтайприрода") журналистам предстояло проехать заказник по периметру, а потом – вдоль и поперёк, попутно «зарядив» шесть кормушек. Благо Мамонтовский заказник – совсем небольшой по площади – всего 9,6 тысяч гектаров, и менее половины приходится на Касмалинский бор.

Возле каждой «лесной столовой» плотная россыпь следов маленьких копыт. Видно сразу – не одна косуля тут кормится, и не две.

«Аппетит у них, что надо – только в прошлую пятницу «зарядил» кормушку овсом, а вот видите – ничего не осталось», - улыбаясь, говорит Владимир Алексеевич.

Егерь высыпает овес, подкладывает свежее сено и осматривает площадку вокруг кормушки, проверяет колоду с солью.

«В прошлом году я здесь снял капкан – кто-то насыпал косулям крупу «Геркулес», как приманку, а ловушку привязал к столбику. Хорошо, что я приехал сюда и убрал её», – рассказывает он.

Недалеко от места кормления среди деревьев видны ямки в снегу – это лёжки косуль, они здесь отдыхают. Егерь научил журналистов отличать лёжку косули от лосиной: косуля выкапывает её порой до самой земли, поэтому на дне её «ложа» - сухая трава, листики, шишки и помёт. Лось ведёт себя иначе. Лежку он не устраивает – просто ложится в снег. Поэтому его лёжка – это просто снежная яма с чистым дном.

На одной из подкормочных площадок построен домик для наблюдения за животными. Арендатор лесного участка «Новичиха лес» выделил доски, а ученики Мамонтовской школы вместе с учителем общетехнических дисциплин и труда Сергеем Квашой соорудили это укрытие для наблюдателей. Теперь из этого укрытия каждый желающий (конечно, с разрешения егеря) может подкарауливать и фотографировать косуль и лосей, которых, судя по следам, сюда приходит немало.

«Если затаиться и сидеть здесь тихонько, зверья много подойдёт и хорошие кадры точно получатся. Но для этого нужно запастись терпением – придётся ждать несколько часов», - поясняет Владимир Алексеевич.

Владимир Шевченко рассказывает, что в заказнике десять кормушек: шесть «официальных», положенных по нормативам, и ещё четыре – построенных по его инициативе.

«Я кровлю своего дома перекрывал цинком, а из старого шифера решил ещё кормушек сделать. И в тот же год к кормушкам, которые я сделал сам, стали приходить лоси – щипать сено, лакомиться зерном и лизать соль», – рассказал егерь заказника.

Всего же под опекой Владимира Алексеевича – с полсотни косуль и более двух десятков лосей. По крайней мере, таковы данные учётов животных, которые каждый егерь заказника обязан проводить с определённой периодичностью. Для такой небольшой территории это – много.

«Две с половиной тонны овса мне нынче выделено, сена вдоволь, горючего достаточно, снегоход хороший есть, и служебный автомобиль – что ещё надо? Подкармливать животных и выполнять другие биотехнические мероприятия мне нетрудно. А вот с выслеживанием браконьеров сложнее. Такая работа в одиночку не делается. Поэтому мы устраиваем совместные рейды. Мне помогают госохотинспектор Евгений Бердичевский, госинспектор в области охраны окружающей среды Юрий Рязанов, а также сотрудники полиции, представители управления лесами Минприроды Алтайского края и Рыбнадзора. Мы отлично взаимодействуем друг с другом», – говорит о команде единомышленников Владимир Алексеевич.

По словам егеря, зимой в заказнике тихо – нарушителей практически не бывает. Ещё бы, ведь их присутствие выдали бы следы на снегу! И след своего снегохода егерь безошибочно отличит от чужого. Кстати, согласно законодательству, ездить на снегоходе по заказнику имеет право только он. А вот летом приходится задерживать нарушителей – чаще всего за проезд вне дорог или провоз запрещённых на этой территории предметов: рыболовные сети, капканы и ловушки, огнестрельное оружие. Ещё в заказнике нельзя разводить костры, разбивать палатки, мусорить. Ни о какой охоте, конечно, речи быть не может! Но для азартных браконьеров соблазн слишком велик, многочисленные следы копытных на снегу можно увидеть у сёл и даже райцентра, которые граничат с заказником.

«Животные – умные создания, как чувствуют опасность – сразу несутся в заказник. Знают, что здесь им ничто не угрожает. Стрелять здесь нельзя, естественных врагов – волков и медведей, - нет. И они чувствуют себя привольно. Браконьерам и хотелось бы пострелять здесь, но я – тут как тут, всегда в лесу. Только ежедневным нахождением в заказнике можно остановить браконьеров. Они знают, что со мной не договориться, поэтому мстят, как могут – стреляют в аншлаги, каким-то образом пытаются их загибать, хотя и вешаем мы их довольно высоко. А большой баннер вообще изрезали в клочья», - рассказывает Владимир Алексеевич.

Большое значение егерь отводит экологическому просвещению подрастающего поколения. Он частый гость в нескольких ближайших школах. На уроках труда ребята делают скворечники, синичники, гоголятники, специальные колоды под соль, которые вместе с Владимиром Алексеевичем сами и устанавливают в заказнике, когда приезжают помогать или наблюдать за животными.

Вот так и прошел день в работе и интересных рассказах егеря. Своими впечатлениями поделилась корреспондент газеты «Природа Алтая» Елена Панфило:

«Для нас Владимир Алексеевич тоже провёл важный урок общения с природой. Он показал стоянки лося и бобровую плотину, научил читать следы животных, замечать признаки их присутствия, и стало заметно многое. Оказывается, стоит присмотреться, и заметишь, что жизнь вокруг кипит. Вот в нескольких сантиметрах от снегоходной дорожки – несколько лёжек лосей. А там, в зарослях молоденьких сосен, они кормились – видны объеденные веточки и россыпи хвоинок на снегу. Поодаль мышковала лиса, и делала это очень азартно – вырыла яму до самой земли.

Многие следы – совсем свежие, и вдруг понимаешь – животные где-то здесь, недалеко, может быть, в эту самую минуту они наблюдают за нами из-за зарослей кустарника. Возможно, где-то притаился лось, и совсем рядом прячется робкая косуля. И это немного огорчает – ведь каждый из нас надеялся увидеть её и если повезёт, сделать снимки или видеозапись. Правда, съемочной группе одна косуля повстречалась, но они успели лишь проводить её взглядом. Здесь удивляться нечему – три снегохода издавали столько шума, что разбежались даже самые смелые лесные обитатели. Но, как потом оказалось, не все!»

Елене повезло, когда группа подъезжала к Мамонтово, вдалеке за деревьями показались четыре лося. Трое сохатых, увидев людей, устремились в чащу леса, а четвёртый пересёк дорогу вдалеке. Вскоре через дорогу метнулась, скрылась в густых кустах и косуля…

«Видно, что заказник живой!» – к такому единогласному выводы пришли все участники пресс-тура.

Спасение косуль и других животных, в особенности копытных – продолжается в Алтайском крае!

Пресс-служба Минприроды АК по материалам Елены Панфило, корреспондента газеты «Природа Алтая»

Фото Елены Панфило

ССЫЛКА НА ИСТОЧНИК ОБЯЗАТЕЛЬНА: www.altaipriroda.ru

  

Последние новости в рубрике: